Меню сайта
Форма входа
E-mail:
Пароль:
Категории
1 конкурс прозы [4]
Проза, рассказы
1 конкурс поэзии [9]
поэзия, стихи
Наш опрос
Устраивает ли Вас содержимое сайта?
Всего ответов: 13
Друзья сайта
  • Академия Развития Личности
  • Сайт Банникова Евгения Анатольевича
  • Книги-игры и интерактивные рассказы
  • Только лучшее видео в он-лайн просмотре!
  • Статистика

    Онлайн всего: 22
    Гостей: 22
    Пользователей: 0
    Флаги
    free counters
    Главная » Статьи » Произведения на конкурс » 1 конкурс прозы

    Начало Конца
    -Элтаи здесь, - как всегда без выражения произнёс он, нутром почувствовав прибытие Сотворившего – ощущение это вполне можно было бы сравнить с лёгким уколом в висок.
    -Не хочешь с ним встречаться?
    -Не хочу. Но надо.
    Он вышел из-за деревьев через мгновение – мужчина необычайной красоты, чёрные глаза пылают на золотистой коже, чёрные волосы водопадом ниспадают на плечи. Чем-то он был похож на самого Джареда – может телосложением, может особенностями облика, но если холодный Джаред напоминал мёртвый мир, покрытый снегом и льдом, с чёрного неба которого не светит ни одной звезды, то Элтаи можно было бы сравнить с земным раем, где нет хищных или ядовитых животных, где ласковое солнце освещает песчаные пляжи, которые лениво лижут изумрудные волны. Жизнь и смерть – так они казались. Сотворившее и Погибель.
    -Опять ты здесь, - Элтаи совершенно не обрадовался посетителю.
    -Я так часто захожу. Раз в тысячу лет. В последний раз был перед изменением Междумирья, - подобные льдинам слова сорвались с губ Джареда.
    -Ты мне не нравишься.
    -Конечно. Я ведь Погибель, - губы дрогнули в презрительной усмешке.
    Сотворившее не удивился, не испугался, скорее, воспринял это с облегчением:
    -Уже знаешь.
    -Ты бы хотел, чтобы я этого никогда не узнал?
    -Ты должен был знать с самого начала. Но Древние решили, что должно пройти время, что эту тайну надо обязательно хранить. Мне это правило никогда не нравилось, но меня тогда ещё не было, я не мог протестовать. А ты был.
    -Я?- тут было чему удивляться.
    -Эти Реальности – не первые. Удивлён? Ничто не бывает первым и единственным. До этого существовало что-то другое, что – я не знаю, не знали и Древние. Погибель разрушила предыдущие Реальности, или что там было, и то, что было много раньше. И так без конца. Ты уничтожишь это – а после возродишься вновь. Ты второе по древности создание.
    -А первое? – Джаред мог бы и не спрашивать – он уже предчувствовал ответ.
    -То, что создаёт. Так что будешь делать теперь? Ты знаешь даже то, что знать тебе не следует, но зачем скрывать? – Элтаи пожал плечами и втиснулся между Ами и Джаредом.
    -Пока ничего. Посмотрю по обстоятельствам, - он поднялся. – Ещё увидимся, - через очередную тысячу лет.
    Он исчез. Будто и не приходил. Не оставил после себя ничего, кроме яблочных огрызков. Холодное жестокое создание, в воле которого теперь решать судьбы миров. И они, Сотворившее и его супруга, дали ему всё для этого. Они подсказали ему путь – и не собирались жалеть. Так предопределено заранее, так должно быть всегда, до той поры, пока Погибель не уничтожит Творца. Но этого не случится никогда – Погибель сама себя уничтожает, а Творец. . . Куда он уходит – не знает никто.
    -Он уже знал об этом. Ему рассказали в Лоне, - нарушила молчание Ами.
    -В мире, которому дано право рождать тех, кто смеет уродовать облик Междумирья, нарушать его Границы, впускать тварей из-за Пределов, - Элтаи произнёс это, будто выплюнул – с презрением, желанием всё изменить, никогда не создавать этот мир у Границы, мир, с которым сразу, с самого начала всё пошло наперекосяк. Его следовало уничтожить сразу же, а не ждать, что он сам себя уничтожит. Сколько раз стоял на грани, но выстоял – и в одного из сыновей его порождения влилась Погибель.
    -Какая сейчас разница, где он узнал. Он знает и он будет делать то, что должен. А потом ещё и ещё. До бесконечности. Так? – огромные глаза девушки заглянули в лицо супруга.
    -Когда-то это началось и когда-то должно завершиться. Но не в этот раз. Не на Джареде. На одном из тех, кто будет после. Ты ему много рассказала?
    -Всё, что знала. И он съел все яблоки.
    -Что он решил?
    -Поразвлечься. Закончить всё успеет. Сомневаюсь, что его решение изменилось после того, как ты ему рассказал остальное.
    -Ему следовало знать, - повторил сказанное ранее Элтаи.
    Те же самые слова повторял про себя и Джаред, стоя у границы мира. Следовало знать раньше. Но что бы это изменило, если бы он узнал? Стал бы он иным – или же лишь рассмеялся бы над новыми знаниями и продолжил прежнее? Он должен понять это прежде, чем переступит через черту и окажется в мире, что раскинулся у ног. В мире, после которого будет неинтересно менять принятое ранее решение. Мир, где находится Спайк, один из немногих, кто не испугается, увидев его, единственный истинный вампир за долгую толику вечности – многие из его предшественников не в счёт.
    Нет. Раз он размышляет сейчас именно так, он не стал бы ничего менять. Он продолжил бы быть прежним Джаредом, он не стал бы придвигать Конец. Если бы в нём оставалось ещё что-то человеческое от того Джареда – тогда, возможно, его удалось бы разозлить и он не стал бы медлить, но он не человек, только оболочка, переполненная Силой Извне. Нет, не переполненная – она и есть Сила, способная думать, способная ощущать. Немногие чувства ему доступны – удовольствие, неприязнь, удивление, но даже этого вполне достаточно, чтобы понять – они пусты, они ничего не значат, он всегда останется тем чудовищем, которое ставит на колени самых гордых и заставляет их умолять, нет, не о помощи – не убивать их, остаться в стороне. Он поступал так не всегда – иногда гораздо веселее и интереснее как раз вмешаться и устроить небольшой хаос.
    А что он будет делать сейчас? Для чего ему вообще видеть Спайка? Может быть сразу же найти Бриана – и заставить его рыдать слизью из гниющих глаз и плеваться кровавыми соплями из разодранной глотки? Нет, и не потому, что это будет невесело – как раз наоборот, но. . . Если всегда поступать так, чтобы это устраивало только его самого – сразу станет скучно, вот и приходится для самого себя придумывать правила и ограничения. Придумал и для данного случая – не он сам убьёт Бриана. Это сделает Спайк. Лучший друг его внука – и один из немногих, кто реально может противостоять мощи Бриана.
    Значит, решено. И незачем ждать – это не Конец, который стоит пока отложить, это и так ждало слишком долго. Слишком. Пора закончить.
    Истинного вампира отыскать не составило труда. Он словно бы сам притянул того, кто был одним из первых, ощутивших его преображение. Или просто обладал способностью притягивать неприятности? Какое это может иметь значение, если он именно сейчас, в момент, когда он нужен, влип в историю.
    Семеро на одного? Обычно говорят, что это нечестно. Вооружены деревянными кольями? Охотники на вампиров. И чем им так не угодил этот мальчик, если они решили прикончить его? Кого-нибудь съел и не подумал, чем ему это может грозить? Или просто не вовремя вывесил зубы на просушку? И как будем это останавливать? В любое другое время понаблюдал бы, как вампир справится с теми, кто привык убивать таких, как он – а что, справится, нет никаких сомнений, но некогда.
    -Хватит! – голос прозвучал негромко, но пламя в глазах почти слепило.
    -Кем бы ты ни был, добрый человек, уходи, дай нам разобраться с этим отродьем тьмы, - указал на оскалившегося Спайка один из охотников.
    -А если я не человек и совсем не добрый, - губы слегка дрогнули в усмешке.
    -Тогда ты. . !
    -Я устал, - глаза вспыхнули ярче. – Сгноитесь, - необязательно было говорить это вслух, но так гораздо эффектнее - и в каком восторге вспыхнули глаза вампира, стоило ему увидеть, как немедленно рухнули на землю его враги.
    Они не кричали – нечем было кричать, корни языков ещё шевелились среди зубов, едва держащихся на гниющих деснах, но от связок не осталось ничего. Они страдали, боль переполняла их, каждая пора кожи, каждый орган источали воняющую жидкость, налитые кровью глаза желали бы закрыться, ничего не видеть, но отсутствовали веки. Они мечтали о смерти, как об освобождении от боли, от омерзительного ощущения разложения собственной плоти – но как раз в этом им было отказано. Они будут жить, пока от тела не останется ничего, в чём ещё могла бы ютится истерзанная болью душа – и пока гниль не добралась до неё.
    -Противно, но действенно, - заметил Спайк, с трудом сдерживаясь, чтобы не зажать нос – вонь стояла невыносимая, что касается разложения живой плоти – вампиры реагируют на это куда меньше, нежели живые.
    -Могу научить, - Джаред сказал это просто так – не этому он хотел обучить Спайка, совсем не это хотел ему показать.
    -Благодарю, сомневаюсь, что смогу осилить, - вампир улыбнулся, выставив наружу длинные клыки.
    -Верно, - Джаред как следует оглядел стоящего перед ним.
    На вид двадцать пять, бледная, с серым оттенком кожа, светлые волосы, чёрные глаза, ресницы и брови. Вот как он выглядит во плоти, не тень на грани сознания, не образ перед пламенеющими глазами – живой, если это может применяться к вампиру. И не настоль глупый, как это показалось в прошлый раз. Успел поумнеть за полгода? Или просто осознал, что он из себя теперь представляет?
    -Я сразу узнал тебя, - отвёл глаза от ещё корчащихся в конвульсиях охотников на вампиров Спайк. – Я запомнил тебя. Только не мог предположить, как ты выглядишь. Попытаешься закончить их работу? – он говорил спокойно, но глаза утверждали – я буду сражаться, пусть ты сильнее, пусть ты способен почти на всё, я не боюсь тебя и если мне суждено умереть именно сейчас, я не собираюсь подыхать, как скот на бойне.
    -Я не буду убивать тебя. Ты нужен мне для другого, - но синие глаза, не смотря на успокаивающий тон, не сулили ничего хорошего.
    -Кого-нибудь загрызть? Но ты можешь сделать это и без меня.
    -Бриан.
    Услышав знакомое имя, Спайк вздрогнул. Бриан? Он хочет, чтобы вампир убил Бриана? Или Бриан перешёл ему дорожку, таким образом, что отомстить можно лишь чужими руками? Нет, это глупо, этот тип сам кого хочешь проклянёт, так что снять с себя чужое проклятье для него – раз плюнуть, если не проще.
    -Нет, я не собираюсь тебя просить убить его – никому не оставлю этого удовольствия, - развеял его предположение Джаред.
    -Хочешь сделать что-то хорошо – сделай это сам.
    -Именно.
    -Так зачем тебе вампир?
    -Не просто вампир – весьма неглупый мальчик.
    -В тот раз ты назвал меня глупым.
    -Ты поумнел. И ты нужен мне.
    -Что мне это даст? – уже как опытный наёмник поинтересовался Спайк.
    -Я научу тебя паре умений.
    -Гноить живьём? Проклятья у вампиров не работают, - хмыкнул вампир.
    -Как тебе способность повелевать Силой Нечта или Пустоты? Или умение не обращать внимания на закон Равновесия? Или, если не устраивает это, предложи сам.
    Услышав подобное, Спайк ощутил, как у него кружиться голова. Владеть подобным – да от одного только чувства, что это возможно, начинает становиться не по себе. Когда-то с превеликим трудом удалось остановить Силы из-за Границ – и он, тот, на кого прежде не обращали внимания, сможет повелевать ими? Пусть ограниченно, пусть лишь малой их толикой – но сможет. Этот синеглазый не врёт, для него эти Силы так же естественны, как для живых умение дышать или для вампира пить кровь.
    -Что я должен сделать? – справившись с эмоциями, поинтересовался Спайк.
    -Следить за Брианом. Портить ему жизнь. Мешать ему. Пусть он злится, пусть проклинает тебя – меня это развлечёт, - синие глаза наполнились удовольствием.
    -Как мне сделать это?
    -Означают ли твои слова, что ты даёшь своё согласие?
    -Я согласен. Если ты научишь меня всему – я выполню свою часть сделки. Я заставлю Бриана спятить окончательно, - как будто у кого-то есть сомнения, что у Бриана в голове никогда не было порядка – но добиться большего будет весьма интересно.
    -Мне нравится ход твоих мыслей, - и пламя в синих глазах довольно заплясало.
    -Ну, если я, если можно так сказать, буду работать на тебя, может быть, представишься?
    -Джаред.
    -Слышал о тебе, – отчего Спайк не ужасается, узнав, кто перед ним? Может потому, что страх был и ушёл много раньше?
    -И не боишься? Ты умнее, чем я думал.
    -Обычно говорят: лишняя смелость – признак глупости и безрассудства.
    -Не для вампира. Так что бы ты хотел выучить? – в голосе Джареда чувствовался сарказм.
    -Что может узнать вампир. Большего не надо.
    -С каждым ответом ты поднимаешься в моих глазах. Я научу тебя, но сначала – что ты сделаешь первым делом?
    -Съем жителей той деревни, которые натравили на меня охотников за вампирами. Сейчас ты скажешь, что месть – это нехорошо, но если бы не они, не пришлось бы нюхать эту вонь, - чёрные глаза в одно мгновение окрасились в жёлтый цвет – не потому, что он являлся вампиром – так происходило всегда, стоило ему разозлиться и в этом было ещё одно отличие от обычных упырей.
    -Твоё право. Ты всё равно будешь должен опробовать новые Силы. Подойди.
    Спайк подошёл вплотную. Ростом они различались не слишком сильно – Джаред был повыше всего-то на пару пальцев, но. . .
    Откуда ощущение, что он – великан? Не потомок, как Джед, не турс, коих более чем достаточно в разных мирах, не обычный огр - великан в самом прямом смысле этого слова. В Изначальном. Такой же, как были Древние, создавшие Границы. Но этот ещё древнее. Много древнее.
    Сразу вспомнилась легенда, услышанная в одном из миров, когда он не был ещё вампиром и никому не могло придти в голову, насколь опасен может быть этот молодой человек – просто мальчишка, по мнению многих. В той легенде говорилось о великане по имени Время. Он спит всегда, он заснул ещё до того, как над миром зажглось солнце – и проснётся только тогда, когда придёт время миру умереть. Не Джареда ли имели в виду создавшие легенду? И пусть его величие не в росте – в том, что скрывается под телесной оболочкой.
    Затянутая в чёрную кожу перчатки ладонь легла на лоб вампира. Большего не требовалось – так вполне можно обучить кого угодно, так учат в некоторых других Реальностях. Только не руками – их там нет. Совсем немного способностей – многого он не выдержит. Он весьма неглуп, но он вампир и это накладывает свои ограничения. Но не следовать законам Мирозданья, наплевать на Равновесие – это ему вполне по зубам. Немного Хаоса – это ему понравится. С Мраком у него симбиоз – так не пожадничаем и этого. Не помешает Пустота – она ещё никому и никогда не оказывалась лишней. И на довесок Нечто. Или не стоит? С этой Силой справиться лишь немногим проще, чем с мощью Уничтожения. Но ничего, он справится. Он очень талантливый мальчик.
    Глаза Спайка закрылись. Сквозь сжатые веки просачивался дневной свет и в его отражении он увидел четырёх. Четыре символа, не знакомые ни ему, ни кому бы то ни было ещё. Их значения были забыты ещё тогда, когда существовали Древние. Четыре символа – четыре Силы. Четыре Реальности. И они дают ему Силу, способную сжечь не только деревню – весь этот мир и ещё на соседние останется. Но не сожгут ли они его самого? Не причинят ли вред душе – на тело наплевать, возродимся в случае чего, не порадует ли это Джареда больше, чем все возможные мучения Бриана?
    В любом случае уже поздно. Слишком поздно менять решение. Жребий брошен, выбор сделан – так прими эту мощь, возьми их и научись пользоваться. И стань почти непобедимым. Перед тобой будут склоняться и сами подставлять свои шеи, чтобы ты отведал их крови. Никто и ничто, кроме, разумеется, Джареда, не сможет противостоять тебе – миры будут лежать у твоих ног, как ложились перед Нечто – и оно пожирало их. А на месте миров, когда-то переполненных жизнью, останется Пустота, залитая Мраком. И в Мирозданье воцарится Хаос.
    Вот ты и понял, Спайк, что тебе предлагают в обмен на незначительную услугу. Бери же это, не мешкай, позволь Силам войти в твой разум, в твою душу, не уступай остаткам старого Спайка, что сейчас в ужасе сжался, ожидая, что Силы поглотят его. Точно так же он боялся становиться вампиром, был готов умереть, потерять свою душу – и пасть от удара в сердце, нанесённого рукой друга. Но ты подавил страх и сделал свой выбор. Неспособный на предательство – и только ты сможешь распоряжаться данной тебе мощью, распоряжаться не только в угоду себе, но и без ущерба для тех, кого не предашь. Кто тебе дорог и кому ты веришь. Они не должны расстроиться – напротив, они должны гордиться и знать, что сделали правильный выбор, не позволив тебе стать упырём – и не позволив погибнуть.
    Силы иных Реальностей вошли в сердце – и глаза почти ослепли, нет, не от яркого света – от мрака. Он способен ослеплять ничуть не меньше, даже больше, нежели яркий свет. Но он не хотел лишить зрения – или попросту вампиры от этого ограждены? Вампиры неспособны меняться, даже обрезанные волосы отрастают через несколько минут и заживают все раны, возрождаются на месте отсечённые части тела – особенно у истинных. И сквозь марево мрака глаза увидели – нет, не чёрную стену Границы – скорее, это было тем, что находится за ней. Только совершенно непохожее на то, что рассказывал Икер, побывавший за двумя. Или он не видел всего? Все Реальности отличаются друг от друга и только в Мирозданье можно отыскать отражения их Сил – именно это помогало справиться, когда этой Реальности угрожала опасность Извне.
    Нет, это не другая Реальность. Это что-то другое. На Спайка словно дыхнуло тлением и его слабый, пусть нечеловеческий, но такой же, как у людей разум осознал, что это. Это Конец. Именно так – не слово – имя. Конец всего, не только Мирозданья, но и других Реальностей, и несёт его Джаред. Он знает об этом, но не хочет, иначе не стал бы заключать эту сделку, не стал бы наделять вампира силами, что сейчас подобно обжигающему льду или морозящему огню струятся по жилам, требуя выхода – ну же, испробуй то, что получил, и пусть твой благодетель радуется. Если он вовсе знает, что это за чувства.
    -Я готов, - глаза пылали жёлтым светом, как две янтарные лампы.
    -Я вижу. Покажи, как ты умеешь мстить.
    -С удовольствием, - между губами сверкнули длинные клыки. – Ты можешь перенести меня? – неприятно просить об этом одолжении, но что поделать, он и раньше владел Перебросом еле-еле, а после преображения понял, что полностью лишился этого умения.
    -Мне интересно. Я перенесу тебя. Дай мне цель.
    Оказалось достаточно только подумать о той деревне, представить её себе, увидеть внутренним взором крыши бревенчатых срубов – и через мгновение они оба стояли на окраине. Не требовалось протягивать незримую серебряную нить, указывая направление – Джаред выше всего этого. Силы иных Реальностей помогают ему в этом? Или то, что он – творец Конца? Какая разница, важно иное – что он перенёс, что он здесь, смотрит и в его синих глазах пылает пламя заинтересованности.
    Спайк, подгоняемый этими глазами, обогнул крайний дом и вышел на единственную площадь, куда выходили фасады всех зданий, выстроенных кругом. Он был здесь пару часов назад – и сразу же наткнулся на охотников за нежитью, они почуяли в нём вампира, они объявили это всем, они погнались за ним – и сгнили. И теперь он может сполна расплатиться со всеми.
    Завизжала, увидев его, какая-то женщина, через секунду ей уже вторила другая, третья, в ужасе забегали, вопя во всё горло, дети. Пытаетесь спрятаться в домах? Вряд ли вам это поможет. Так же, как не помогут ни серебряные мечи, ни заговорённые амулеты. Не сейчас – и никогда. Не стоит тратить свои силы на отдельных людишек – загнать их в одно здание – и дать разгуляться Силам, в полную мощь – если что не так, Джаред прикроет. Если, конечно, захочет. Он вполне может отдать этот мир на поживу Силам, с него станется.
    -Ты не мог выжить, они уничтожили сотни таких, как ты! – перед Спайком, держа копьё с серебряным наконечником наперевес, стоял деревенский староста.
    -Таких как я больше нет, - чёрные глаза полыхнули жёлтым пламенем – и от вампира потянулись чёрные щупальца.
    Нечто – именно с него решил он начать. Если справится с этакой мощью – справится со всем. Главное – удержать, не позволить вырваться из-под контроля. Так, сначала старосту. Ага, готов, пытался отмахнуться копьём – но разве с этим может справиться обычное оружие? Один пал жертвой собственной глупости, теперь остальные. Ничего, торопиться некуда, в этом деле спешка только вредит, поторопишься – и не удержишь. Но как же тяжело, будто тянешь собственный зуб, и не клещами, а пытаешься выдернуть его пальцами. И чем дальше, тем тяжелее. Тем. . .
    Вспышка боли на мгновение оглушила его, опрокинула на землю, из горла потоком хлынула кровь – и через секунду всё исчезло. Не было ни боли, ни деревни, только окровавленная земля – и ботинки Джареда у самых глаз.
    -Ты увлёкся. Мне пришлось остановить тебя. Ты должен научиться кончать сам. Но я рад, что ты справился. Ты очень умный мальчик, - мерные слова Погибели ударялись о поглоданную Нечто землю и разбивались на тысячи осколков.
    -Как. . . Как заканчивать? – отхаркиваясь кровью, поднялся Спайк на ноги.
    -Просто прекрати. Заставь их остановиться, вернуться к тебе. Попробуй ещё раз.
    -Ещё, - голова слегка кружилась, но это ничего, это мелочи, он справится.
    -Только один щупалец. Опять ноющая боль, но это даже лучше, она поможет понять, держит ли он или уже упустил. Вон то дерево – самая подходящая цель. Сожри его и возвращайся обратно, я владею тобой, я твой повелитель, ты только часть того, что обитает за пределами Мирозданья, так что не смей перечить, подчинись мне, как подчиняешься Джареду – и у тебя будет достаточно пищи, обещаю тебе.
    Обещаешь? Но я не верю тебе. Её будет достаточно лишь тогда, когда ты, жалкий вампир, отпустишь меня, дашь мне возможность делать то, что моё по праву. И ты станешь первым, кто станет частью меня.
    Подчинись мне, Сила иной Реальности! Когда-то тебя остановил отец моего друга и загнал за Границу. Я не буду останавливать и загонять – ты принадлежишь мне и если не захочешь стать рабом – никогда более тебе не бывать на воле, твоя мощь останется во мне, навсегда.
    Ты понимаешь толк в шантаже. Хорошо. Мы заключим сделку – ты будешь использовать меня, как это делает Джаред, а я буду служить тебе. Не будет натуги, не будет боли – тебе будет легко даваться моя мощь. Но не переоцени свои силы – перейдёшь грань и я вырвусь, и даже отец твоего друга не сможет остановить меня во второй раз.
    И чёрное щупальце, покорно слизав дерево и оставив на его месте глубокую яму, поспешило вернуться к пославшему его Спайку. Как и обещало – ни отката, ни боли, словно обычное заклятье бросил.
    -Ты заключил сделку с Нечто, - от Джареда ничто не могло укрыться. – Это опасно.
    -Я знаю. Тебе не пришлось, тебе это было дано изначально, - чёрные глаза смотрели прямо в синие, смотрели без страха перед могущим спалить их пламенем.
    -Твоя правда. Но ты мог приручить его только таким образом. С остальными Силами проще, они слабее, они не рассуждают и они не сожрут тебя первым делом, вырвавшись на свободу, от них можно убежать и остановить издали. От Нечта не убежишь.
    -Я понял. С тобой у нас тоже договор. Скажи, что мне сделать с Брианом? Наслать на него Хаос или наполнить Пустотой? – между оскалившихся в усмешке губ сверкали длинные клыки.
    -Выбирать тебе. Лишь бы это развлекло меня.
    -Развлечёт. Все его заказы будут доставаться другим – как тебе это? – этому заклятью его никто не обучал – он сам рассчитал его луну назад, используя технику сэабверов, обитателей весьма необычного мира Чункар, и уже успел его опробовать, с огромным успехом – Бриан разозлился, правда, зачем-то прибил своего нанимателя, но это уже его проблема.
    -Он выйдет из себя. Будет весело. Займись этим. Прощай.
    Джаред исчез. Спайк ещё с секунду посмотрел на то место, где он только что стоял и тяжело вздохнул. Эх, зря убил всех, есть-то хочется. Ничего, поищем, не может такого быть, чтобы абсолютно все обитатели этой деревни находились дома, хоть кто-то должен был уехать по делам, уйти на охоту. Вот именно он-то и станет жертвой для ещё не успевшего привыкнуть к вечному голоду молодого вампира. Через пару лет он привыкнет к нему, как привыкают все упыри, но пока надо есть. Иначе из вампира превратишься в высохшую мумию.
    Но Джаред. . . Что-то в нём продолжало казаться странно знакомым. Не его внешность, не его необъятная мощь – тень его сознания. Где-то в Мирозданье есть место, где его люто ненавидят, где готовят гончих, натасканных именно на него. Гончих, что не переживут первого боя и потому не могут быть готовыми ко второму.
    Конечно! Школа Валькирий! Ты выпил одну из них и вместе с кровью получил её воспоминания и её ненависть. Тебе достались тени Силы Джареда – и тени его деяний. Но этого достаточно. Ты ведь весьма неглуп и понять всё оказалось проще, чем сложить два и два. Когда-то Джаред убил основательницу Школы – и они желают уничтожить его.
    Не означает ли это, что теперь они будут вести охоту на него, Спайка? Он вдвойне их враг – он вампир, зло, да к тому же приспешник Джареда. Таким, как он, нельзя топтать своими ногами землю ни одного из миров, ни даже Междумирья. Но он существует и он не собирается становиться жертвой каких-то обученных драться девиц. Он сам будет охотиться на них. Так уже было решено, но пока не встретилось ни одной. Но ежели попадётся – ей не повезло. Она умрёт и вампир с удовольствием пообедает ею.
    Мечтания Спайка прервала хрустнувшая ветка. О, жертва на подходе! Сначала немного поразвлечёмся, а потом можно будет и сожрать.
    Из-за деревьев вышла девушка. Невысокая, некрасивая, на лице шрамы, делающие её похожей на ободранную кошку, бледная синюшная кожа, свидетельствующая о гложущей её болезни – любой нормальный вампир побрезговал бы такой, но только не Спайк – ему и есть хотелось, и не грозила опасность заразиться. Не только потому, что он – истинный, но и оттого, что человеком он никогда не был, сын шихта и Вольного.
    -Что. . . Что это! – в лепечущем голосе девушки чувствовался панический ужас, он же переполнял беспомощно рыскающие по поглоданной Нечто земле глаза.
    -Немного переборщили с колдовством, - нет, голод ещё не настоль силён, чтобы накидываться на эту девчонку, даже не узнав, кто она и откуда – то, что не из этой деревни, было ясно по слишком добротной для крестьянки одежде и явно не дешёвому ожерелью на тонкой длинной шее.
    -Но. . , - она испуганно оглянулась. – Мне должны были помочь, они. . .
    -Тебя преследуют? – может сделать доброе дело, помочь этой девчонке и закусить её более упитанными преследователями?
    -Да. Помогите мне! – в её глазах стояла мольба. – Пожалуйста, помогите!
    -Что мне за это будет? – даже вероятность хорошего обеда не могла заставить вампира забыть о выгоде.
    -Я. . . Я не знаю. Всё, что в моих силах, только помогите мне! Они считают меня оборотнем, они убьют меня, но я не оборотень, правда, я такой же человек, как вы!
    -Тут ты ошибаешься. Я не человек, - сверкнули длинные клыки. – Но тщ-щ, - прижал он палец к губам. – Я не съем тебя. И я помогу тебе. А за это ты будешь молчать о том, что видела. Договорились?
    Девушка кивнула. Всё же преследователей она боялась больше, чем вампира и это было приятно. Значит, не так он и отвратителен, как принято думать. Пройдёт ещё немного времени – и его перестанут отличать от обычных живых даже опытные охотники за нежитью.
    -Сколько их?
    -Четверо. И ещё семеро должны были быть здесь. Я боялась, что они. . .
    -О них не беспокойся. Они наткнулись на меня, - нечего всяким встречным поперечным рассказывать о Джареде. – Троих укокошу, четвёртого слопаю.
    -У них серебряные мечи.
    -Насчёт этого не беспокойся. Спрячься. Они уже близко, - его вампирье чутьё определило, что те, от кого бежала девушка, совсем рядом, они уже почти достигли границы деревни и сейчас готовят своё снаряжение, чтобы остановить оборотня. Идиоты. Она не оборотень, а то, что их ждёт, не остановит теперь ничто.
    Пара мгновений – и туда, где всего час назад была деревня, вышли охотники. Такие же, как и те, кого сгноил Джаред. Все они на одно лицо. И внутренности у них одинаковые. Красные. Сладкие.
    -Добрый человек, - обратился к Спайку охотник. – Мы ищем девчонку. Оборотня. Ты видел кого-нибудь?
    Они не удивлены? Странно. Они же должны были знать, что здесь произошло нечто ужасное, что совсем недавно жизней лишились десятки людей – и недаром на пепелище находится некто. Как они могут не понимать! Или они настолько бестолковы, что. . .
    Нет, они не бестолковы. Вампир не может читать мысли, но может чувствовать их. Они перепуганы, они просто переполнены ужасом – и честь им и хвала, что не показывают этого. Их защитные амулеты чувствуют сильную магию неизвестного происхождения, по оружию проскакивают искры, предупреждающие о том, что не просто добрый человек стоит перед ними, и не видно у него никакого оружия – точнее, что он совсем не человек. Он то, на что они должны охотиться. Только много сильнее обычной нежити. И голоднее.
    -Я не видел оборотня. Я вижу четверых идиотов, - Спайк словно провоцировал их, вынуждая напасть – по какой-то странной прихоти, возможно, одолженной у Джареда, начинать первым не хотелось.
    -Ты посмел назвать нас идиотами! – вспылил второй охотник.
    -Конечно. Вы все идиоты, - странно – будто сам Джаред говорит сейчас его языком. – Иначе. . , - глаза на мгновение вспыхнули жёлтым.
    -Иначе что? – они уже поняли, им надо бежать – но ноги приросли к земле, оружие выпало из рук, забыты все заклятья, а в душе пустота, нежелание жить – скорей бы закончил, зачем тянет, зачем разводит разговоры?
    -Иначе, - между губ сверкнули длинные клыки, - вам никогда не пришло бы в голову вставать у меня на пути.
    Заклятье Пустоты далось много легче, чем с Нечто. Пустоту не приходилось удерживать – достаточно было нацелить и она сделала своё дело. Весьма полезная Сила, не для боя, но для переговоров. Сразу уступят – и заодно пожелают стать обедом. Как эти. Не так эффектно, как гниение или выворачивание наизнанку, но зато много более приятно. Они уже умерли, только пока не поняли этого.
    -И кого же из вас мне выбрать? – Спайк обошёл кругом охотников, выбирая потолще. – Какие вы все сухие. Девочка, может быть ты подскажешь? – глянул он на вышедшую из-за деревьев девушку – и сам не поверил произошедшей в ней перемене.
    Куда делось то испуганное забитое создание с синюшным лицом? Перед вампиром стояла воительница. Не амазонка – не чувствовалось в ней их крови и не женщина, выучившаяся владеть мечом. В ней чувствовалась Сила – и готовность умереть. Оружия не видать – но её тело, её руки – вот лучшее вооружение. И да, она готова погибнуть, только не настоль глупо, не от рук охотников за нежитью, почуявших её Силу, принявших её за оборотня.
    -Ты валькирия, - Спайк не спрашивал – он утверждал.
    -Я почуяла Силу Врага в этом мире. Ты владеешь ею – но ты не он.
    -Ты опоздала. Он уже покинул этот мир, - а может слопать её? Хотя он обещал. . . Посмотрим.
    -Куда он направился?
    -Он мне не докладывает. Ты спокойно могла убить их – зачем этот спектакль?
    -Я не хочу погибать, я хочу жить. Никто не выживает после первого боя.
    -Я в курсе. Сейчас я могу убить тебя и сделать это так, что ты сама будешь умолять меня о смерти. Как они, - вампир кивнул на охотников.
    -Можешь. В тебе много Силы и ты знаешь, как ею распорядиться. Но я могу выпить твою душу, она есть у тебя, хотя ты и вампир.
    -Можешь. Но не станешь. Я обещал помочь тебе, а не убивать. Разойдёмся и забудем друг о друге, идёт?
    -Если ты поможешь мне найти его.
    -Скорее всего он сейчас в иной Реальности, за Границей, слышала о таких? Короче, он вряд ли в Мирозданье. А теперь, если тебя не затруднит, оставь меня, я хотел бы поесть.
    -Я не буду мешать тебе. Ты дважды помог мне, вампир. Но это не означает, что в следующий раз я позволю тебе так же спокойно уйти.
    -Следующего раза не будет, - Спайк знал, что говорит – он уже видел её смерть, не в облике Джареда, нет – просто одного идиота, оказавшегося на пути у другой идиотки.
    -Тогда я погибну, пытаясь найти Врага. Даже если ты прав и его нет в Мирозданье.
    Спайк ошибся. Джаред не покидал этой Реальности, он и не собирался этого делать. Пока не время. Пока ещё слишком рано. Погибель должен всё обдумать. Конечно, впереди у него вечность, но она имеет обыкновение проходить очень быстро – а что потом? Сближение Границ, как предрекла Ами? Или что-то другое? Как решит он сам.
    Тонкая мужская фигура, затянутая в чёрное, стояла на просторах Междумирья. Когда-то он появился где-то здесь, на плоской равнине, в теле живого существа. Он должен был – и он был готов выполнить свою миссию, хотя и абсолютно не понимал, что она из себя представляет. Он не имел представления, для чего нужны руки и ноги, хотя знал, как они называются. Ему оказалась абсолютно не нужна острая железка на боку, переполненная магией, не шедшей, тем не менее, ни в какое сравнение с его собственными силами. Он избавился от неё в тот же миг, просто снял с пояса и бросил на то, что заменяло когда-то в Междумирье землю и от чего сейчас остались жалкие тропки, паутиной лабиринта соединяющие миры.
    Это было миллионы лет назад. Тогда о нём никто ничего не знал. О нём и сейчас знают очень мало, но этого хватает, чтобы бояться. Они боятся и уважают его – и ненавидят, желают ему скорейшего конца. Желают все, без исключения.
    Нет, тут же поправил он себя, не все. Спайк не желает, Ами знает, что он не умрёт и, напротив, хочет продлить его жизнь – и сократить свою. И это только в этой Реальности. Что же говорить о других? Но ненависти больше. Разве не этого он хотел когда-то – не ненависти, не любви, он знал, что такое любовь из воспоминаний того Джареда, известна была и ненависть, но эти чувства не были заложены в нём изначально, они не переполняют Реальности – а желание уничтожать, давить, показывать, что ты лучше – это есть во всех. Когда-то он извратил довольно миролюбивый народ шихтов – и последняя из них уничтожила свой родной мир, считая, что совершает благое дело. И другие Реальности не избежали подобного воздействия. Но только в этой на него ведётся настоящая охота.
    Губы тронула лёгкая усмешка – конечно, он же может узнать ответы на все без исключения вопросы воспользовавшись Силой Познания, если только они были заданы правильно. Он может спросить о Погибели – так отчего же не спрашивает, отчего сам хочет что-то придумать – или спросить у тех, кто знает? Просто желание развлечься или намёк на остатки человеческого?
    Глупо. Очень глупо. Такими темпами он скоро отупеет и перестанет отличаться от тех, кого называет глупцами. Стоит ли это всех затраченных времени и усилий? Не стоит.
    Он не будет спрашивать. Пока. Он подождёт. Всё ещё успеется. Он решил не торопить Конец – так зачем менять своё решение? Раз решил – надо следовать намеченному плану.
    И убивать тех, кто идёт по его следу. Спайк встретил одну из них, но не убил – и она отправилась в погоню. Дура. Она сдохнет, умоляя о быстрой смерти, но ей этого будет не дано. Она умрёт в мучениях, ещё более жестоких, чем его любимый способ убивать. Но она готова. Её для этого и готовили. Она ещё девочкой выбрала свой путь и решила не сворачивать с него – погибнуть только тогда, когда близка будет цель.
    Она никогда не будет близка. Ни одна из валькирий не посмеет причинить ему вред. Не потому, что он не допустит – кожа крепче камня и одежда сносу не знает. Хорошо, что у того Джареда не было привычки рядиться во что попало и носить бороду до земли – она бы весьма мешала. Он в ловушке у этого тела – что ж, так даже интереснее. Погибели это очень даже нравится. Это развлекает.
    Всегда думает о развлечениях – ему неоднократно говорили, что этим он похож на маленького ребёнка, требующего у нянек всё новые и новые игрушки, поскольку старые надоедают через пять минут. Что ж, пусть он избалованный ребёнок – но этому ребёнку пока не наскучило существовать между восемнадцатью Реальностями.
    Ами, тебе долго ещё ждать смерти. Вполне возможно убить тебя хоть сейчас – но Элтаи вернёт тебя обратно и сам начнёт охоту на убийцу. Его не остановят Границы – и тогда Реальности перемешаются. Вместо того, чтобы просто исчезнуть.
    Как было всегда – и как будет всегда.
    Категория: 1 конкурс прозы | Добавил: Linnan (23.04.2009)
    Просмотров: 643 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 1
    1 vellior  
    Удачи на конкурсе!

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск
    Реклама
    Видео онлайн
    Copyright MyCorp © 2022Конструктор сайтов - uCoz