Меню сайта
Форма входа
E-mail:
Пароль:
Категории
1 конкурс прозы [4]
Проза, рассказы
1 конкурс поэзии [9]
поэзия, стихи
Наш опрос
Какая литература Вас интересует
Всего ответов: 62
Друзья сайта
  • Академия Развития Личности
  • Сайт Банникова Евгения Анатольевича
  • Книги-игры и интерактивные рассказы
  • Только лучшее видео в он-лайн просмотре!
  • Статистика

    Онлайн всего: 14
    Гостей: 14
    Пользователей: 0
    Флаги
    free counters
    Главная » Статьи » Произведения на конкурс » 1 конкурс прозы

    Начало Конца
    1438 год 9 эпохи.
    Высокая трава подступала к самой воде реки, сравниваемой с морем, ибо шириной она была в лигу. Зелёная трава бескрайней степи и голубизна воды, сливающаяся на горизонте с небом – только это и больше ничего. Редко, когда к границе двух государств подходил конный и ещё реже пеший. Зачем? Здесь нет жилья, выложенная бетонными плитами, прямая как стрела дорога к парому проходит много южнее, лишь изредка это место попадалось на глаза пролетавших на крылатых огнелошадях курьеров, но им некогда заглядываться, они спешат по делам из одной столицы в другую.
    Так было всегда, всю эту длинную эпоху, с того давнего, почти забытого даже бессмертными дня, когда разрушенная, убитая Крахом земля ожила. И лишь сегодня извечный порядок был нарушен – именно этот клочок мира избрал своей посадочной площадкой пришелец Извне.
    Тонкая мужская фигура стояла среди высокой травы, обратив лицо к небу. Красивый – сказали бы о нём женщины и с ними согласились бы многие мужчины. Светлая, почти белая кожа, что ещё более подчёркивали гладкие чёрные волосы, касающиеся плеч, под чёрными бровями пылали синие глаза с бушующим в них пламенем – глаза, ожесточающие его мягкое, открытое лицо. Тело обтягивали чёрные штаны и рубаха из жёсткого шёлка, на ногах видавшие виды ботинки на толстой подошве, ладони закрыты чёрными кожаными перчатками без пальцев – и никакого оружия, ни на виду, ни под одеждой, более того – гладкие пальцы словно демонстрировали – нет мозолей, нет умения пользоваться оружием. Не оно главный источник побед, и не простая магия, хотя и не без неё – другие таланты у этого красавца тридцати с небольшим лет на вид, таланты, от которых любой, будь он колдун, простой смертный, нежить или бог, пришёл бы в ужас. И они приходили. Всегда.
    Лучи оранжевого солнца окрашивали лицо в розоватый цвет. Не жёлтое – холодное солнце. Очень холодное. Холодный мир. Не настоль холодный, как многие другие, чья земля всегда скована снегом и льдом – и не такой, как за пределами Границы. В этом мире есть жизнь, здесь живут люди и нелюди – и им не кажется этот мир холодным, они привыкли, они родились здесь и не желают для себя лучшего.
    А чего желает он сам? Что делает здесь, среди зелёной травы, рядом с безжалостными водами широкой реки? Отчего оказался именно здесь, где пусто и спокойно, почему не захотел выбрать для себя огромный город, чьи шпили высоких домов рвут облака на части, раскинувшийся на востоке, или другой город на западе, рядом с которым врос в землю чёрный замок, полный горя?
    Не захотел. Он никогда не приходил сам – всегда к нему являлись те, кто был нужен и молили своих богов, чтобы он не сердился на них за опоздание, если они не появлялись в то же мгновение. Он сердился не всегда – иногда ему было просто лень расходовать на них своё внимание, не силы – их-то всегда более чем достаточно. Даже у богов, даже у Сотворившего есть пределы сил – но не у него, рождённого в Нигде.
    Зачем он пришёл в этот мир, расположенный совсем рядом с Границей, за которой обитают такие силы, об одном упоминании о которых у простого человека должен разорваться мозг, столь они могущественны. Когда-то их бледные тени рвались по Междумирью и едва не поработили его, и только изменение Мирозданья помогло остановить их. Как это было весело – наблюдать их бесплодные попытки подчинить себе всё и смеяться над глупой женщиной, что вела их за собой. Она чего-то хотела – но какая разница, чего. Её хозяева не позволили ей – и пока не время им прорываться через Границу всей своей мощью. Ещё ни для одной Границы пока не пришло время пасть – ещё не закончился срок договора, но он подходит к концу и тогда начнётся война между всеми девятью парами Реальностей, как их обозвал один не в меру прыткий колдун и это прижилось во многих мирах. Тот самый, которого он обещал не трогать. Но может и нарушить свой обещание, ежели он окажется на пути.
    Он в этом мире. Он задаст свой вопрос. Он мог бы задать его тому мальчику – но было бы не так интересно. Он может и не знать ответа и тогда пришлось бы убить его, а он ещё так молод – и не так глуп, как пытается показаться. Сколько уже раз задавался этот вопрос? Не вспомнить. Слишком много миров топтали подошвы его ботинок – и ещё больше раз язык произносил те слова. Общим всегда был и ответ. Неудовлетворительный. Ни разу даже намёка на цель поисков – лишь следы. Но он знал имя мира и это помогло – в этот раз, слишком чёткий след оставила та троица. Особенно тот мальчик. Но, как знать, не наткнётся ли он и здесь на очередную загадку? Не окажется ли его прежнее знание бесполезным, устаревшим? За те бесчисленные годы, что продолжаются его поиски, всё могло измениться – так же, как изменилось неизменное, казалось, Мирозданье. Но даже если и так – не всё ли равно? Он уже прибыл сюда и он сделает то же, что и всегда.
    Губы тронула слабая улыбка – то же, что и всегда, если ответ его не удовлетворит. Так было всегда – и вспыхивало в глазах жадное пламя. Огонь охватывал миры, превращал в пепел их обитателей и сам Хаос ужасался подобному бесчинству. Не лилась кровь – но живые гнили заживо, их мозг вылезал из ушей, а лёгкие через глотку, глаза поворачивались оборотной стороной, язык становился похож на сухой лист, плоть клочьями слезала с костей – и они чувствовали это, их тела разрывала на части боль, они кричали, они молили о пощаде – бесполезно. Он никогда не щадил тех, кого обрёк на смерть. Долгую. Мучительную. И никто не смел встать у него на пути, все разбегались, как круги на воде от брошенного в неё камня.
    До недавних пор. Отчего они не боятся, отчего жаждут остановить его любой ценой, ведут свою бесполезную охоту? Он не понимал. Он сжигал их тела, их души, но. . . Они глупы, они всегда готовы умереть и он даёт им эту возможность. Он всегда понимал тех, кто стремился к смерти – и он приводил её к ним.
    Но они ведь не останавливаются! Их учат убивать – и говорят, кто их главный враг. Только не каждая добирается до него – большинство гибнет в иных сражениях. Всегда в первом же. Их не учат выживать – учителя понимают, что встреча может быть только одна. Это из-за того, что он тогда убил первую из них, ту, что основала Школу? Они все стремятся забыть об этом – Школа должна существовать всегда и основательница не должна быть убита столь мерзким способом, как сгнить заживо – даже если её убийца тот, кто является Врагом.
    Он вспомнил о ней – и не смог сдержать улыбку. Это было весело. Очень весело. Он здорово развлёкся тогда с этой дурой из рода пери – и она сотню раз пожалела, что посмела встать у него на пути, пока гниль пожирала её прекрасное тело на глазах помощниц, первых Наставниц. Они тогда хотели напасть, отомстить – но он пощадил их, чтобы было с кем драться потом. Они сделали из него Врага и всех учениц натравливают на него. Не понимая – пожелай он – и от их Школы осталось бы Ничто.
    Как он давеча оставил Ничто от армии вампиров в иной Реальности, её ещё прозвали Свободной Реальностью. Это было весело. Он мог бы остаться в стороне и просто посмотреть, как эти твари и люди уничтожают друг друга, но его попросили, ему взмолились, ему дали то, чего он жаждет – знаний (не всегда же пользоваться одной Силой Познания), и он помог людям. Чтобы тут же покинуть их, оставить самим разбираться с оставшимися вампирами. Они победят их – будущее чужих открыто ему. Но не своё. Ему не дано знать, найдёт ли он что-нибудь в этом мире или тот мальчик – ложный след.
    Яркая вспышка света попыталась ослепить его. Глупая затея – и нелепый способ прибегать к световым эффектам, чтобы перемещаться с места на место. Хотя когда-то он казался вполне естественным, никому и в голову не могло придти, что можно придумать другой. Так и не пришло, не придумали, этот остаётся самым надёжным и безболезненным. А что до вспышки – зрение придёт в норму, это незначительная мелочь.
    -Кто ты? – прежде чем у всех нормальных существ отходят глаза, раздался женский голос.
    Невысокая хрупкая девушка с большими чёрными глазами и мягким нежным лицом в обрамлении чёрных волос. Красивая – так бы её охарактеризовали во многих мирах, красивая и опасная, чего стоит только глефа в ременных петлях за спиной. Красивая, опасная, сильная – и глупая. Была бы умнее – не задавала бы вопросов. Сначала руби, а потом уже спрашивай. Или не этому её учили? Ей должны были показать образ Врага, без этого не бывает ни одного выпуска. Или она не валькирия? Всё может быть. Они очень разные – но если ощущения не обманывают, а этого не случалось никогда, эта девочка может, в отличие от валькирий, возрождать убитое тело. Но кем бы она ни была – охотником или жителем этого мира, на неё падёт проклятье. Она сгниёт живьём! Или всё же что-нибудь иное? Может сгноить только душу? Это тоже весело, хотя и не так зрелищно.
    -Кто ты? – повторила она, сжимая в руке глефу.
    -Ответь мне, - синие глаза глянули на незнакомку сквозь длинную чёлку и ту продрала дрожь – таких странных и страшных глаз нет ни у кого, не может быть у живого существа!
    -Я первая спросила! – всё же нашла она в себе силы сопротивляться ужасу.
    Она упряма. Она не понимает. Её проблема – и беда.
    -Ответь мне – и я не прокляну тебя, - он не просто говорил – он приказывал и свободолюбивой девушке это не могло прийтись по нраву.
    -Да кто ты такой! Я не буду отвечать тебе! Ты не понимаешь, с кем имеешь дело!
    -Ты тоже. И ты умрешь, - губы дрогнули в усмешке – и девушка вдруг поняла, что он не шутит, он на самом деле может убить её, не выпить душу – он поступит иначе и никогда её не возродиться вновь.
    -П-пожалуйста, не надо, я скажу всё, не убивай меня! – она, никогда никого не просившая, стояла сейчас на коленях и молила о пощаде, оказавшаяся бесполезной глефа валялась в стороне.
    -Ты скажешь, но всё равно не останешься живой. Только сама выберешь себе смерть.
    -Но. . ! – в её чёрных глазах стоял неописуемый ужас – а ведь он с ней ничего не делал, только стоял и говорил.
    Но какая мощь исходит от него! Мощь и злоба, жестокость и кровожадность, в его душе нет места хорошему – если у него вовсе есть душа. Он похож на человека – но это не человек. Он вообще не может принадлежать ни к одной известной расе – таких, как он, нет, их не может существовать, ни в одном мире не может родиться подобного существа. Откуда он? Из-за Границы?
    -Нет, - он читал её мысли как раскрытую книгу, без проблем взломав зашиту – в Мирозданье это легко, за Границами чуть сложнее. – Я из Ниоткуда.
    -Что! – непроизвольно вырвалось у девушки.
    -Зачем я тебе это говорю? Хотя, ты всё равно недолго проживёшь. Хочешь умереть быстро или медленно? И какой способ предпочитаешь? – в пламенеющих глазах плясала насмешка.
    -Ты ведь не убьёшь меня? – она ещё надеялась, что его слова – только шутка из области чёрного юмора, на который падки многие из её знакомых.
    -Убью, не переживай. Но сперва ты ответишь.
    -А если не отвечу?
    -Тоже умрешь, только медленнее. Ты сгниешь – это очень неприятно, поверь мне.
    -Тварь! – страх уступил место злобе – и в незнакомца ударила молния, не обычное стихийное колдовство – составленная из мельчайших частиц Мрака, кои рассеяны даже там, где нет ничего, кроме яркого света.
    Это было одно из её любимых заклятий, оно никогда не давало сбоев, оно всегда срабатывало так, как надо – и жертва падала на землю, раздираемая на части нестерпимой болью. Рвались крепящие душу и тело связки – и душа, истерзанная, измученная, становилась лёгкой добычей. Если нет души, тоже не проблема для Молнии Мрака – распадалось на крохотные частицы, на искры тело – и жизнь уходила из него не просто по каплям – водопадом. Действовало заклятье с одинаковым успехом и на живых, и на мёртвых, вампиры распадались кучками пепла, демоны превращались в дымящиеся, обугленные скелеты и лишь на богах она пока его не испытывала, пока ни разу не покидавшая родной мир.
    Так неужели этот странный тип – бог?! Нет, нет, не может быть, он никак не может являться богом, они иные, их сразу чувствуешь, а он – он силён, но он не бог. Так почему Молния Мрака отразилась от него, почему не причинила вреда? Почему. . ?
    И тут до девушки дошло то, от чего пришёл бы в ужас любой, даже самый крепкий и бесстрашный из рождавшихся в Мирозданье – что говорить о ней, хрупкой девушке, которая только казалась сильной, а на самом деле. . . Молния не отразилась от его тела – оно поглотило её. И более того – он не согнулся пополам в корчах боли, как всегда бывает с теми, кто проглотит Мрака больше, чем может усвоить его организм – отнюдь, он стал лишь сильнее. Ненамного, но чуть-чуть дополнительной мощи никогда не помешает.
    -А ты умнее, чем кажешься, - он сразу понял о её догадке.
    -Кто ты? Откуда ты? Зачем ты здесь? – побелевшие губы двигались словно сами по себе, без вмешательства разума, тогда как глаза, от которых, казалось, остались одни зрачки, могли лишь беспомощно пялиться на него.
    -Сначала ты ответишь мне, а после я, может быть, отвечу тебе раньше, чем отниму твою жизнь, - выделяя местоимения проговорил он – ровным тоном, даже пламя во взгляде перестало пылать жаром.
    -Я скажу, только убей меня быстро, - она произносила те слова, которые ей, бессмертной, раньше не могли прийти в голову, а сейчас казались единственным возможным ответом.
    Она была готова умереть – иного нельзя желать, если рядом он. Тот, кто умеет только убивать, всеми известными способами, всеми возможными Силами – и остаётся лишь надеяться, что он не будет особенно жесток, не захочет поразвлечься, помучить её болью. А это он любит – и не скрывает. Его довольное лицо, его пылающие глаза словно утверждают – как же скучно быть тем, кто я есть – так пусть немного повеселят мучения других.
    -Ты сгниёшь заживо. Это быстро. И больно, - словно в подтверждение её мыслей произнёс он. – Я скажу имя и ты. . .
    Его прервала вспышка света. Ещё один? Как посмел! Кто посмел! Ещё одна жертва? Тот, кто может знать больше? Как он не вовремя и он умрёт болезненнее. Так же, как те безмозглые валькирии, что пытаются охотиться за ним.
    -Оставь её!
    О, это её покровитель! Очень интересно. Ещё один житель этого мира, тоже черноволосый и смуглый, как она, лишь глаза похожи на чёрное прозрачное стекло. И он вооружён. Чем? О, надо же, разве эта железка ещё существует? Серый клинок, покрытый чёрными рунами, которые всем нормальным существам должны внушать лишь ужас и отвращение – и только для него ничего не значат. Так, простые письмена, потерявшие свой смысл за давностью времён слова забытого языка. Когда-то этот меч наводил ужас во множествах миров, где проклинали и продолжают проклинать его обладателя – а теперь он висит на поясе у этого парня. Такого же глупого, как и тот, для кого был выкован этот меч в вечность назад погибшем мире.
    -Я хочу спросить. Только спросить, - синие глаза вперились в прозрачные.
    -Спрашивай, но оставь её, что она тебе сделала, почему ты мучаешь её!
    -Здесь я задаю вопросы, мальчик! – пламя в глазах полыхнуло.
    -Мальчик! – он схватился за эфес. – Мне много тысяч лет, это ты должен. . .
    -Я не должен. Мне миллионы – по вашему счёту. И я могу раздавить этот мир – только это скучно. Я не буду его разрушать – если ты мне ответишь.
    -Ты мне угрожаешь? – надо же, а он не испугался – безрассудно, а значит глупо.
    -Нет. Просто говорю. Если не веришь – могу начать по частям.
    -Зачем тебе спрашивать, если ты такой могучий, ты заранее должен знать все ответы! – нет, он не безрассуден – он просто смел и готов отдать себя в обмен на мир – и на жизнь той девчонки, что стоит на коленях.
    -Я мог бы добыть сведения из твоего мозга, только так неинтересно.
    -Ты ведёшь себя, как скучающий избалованный ребёнок! – он хочет умереть сейчас? Он не желает понимать, что этим ничем не поможет другим – или хочет с собой прихватить и жизнь врага?
    -Ты мне нравишься. Поэтому я, может быть, оставлю жизнь тебе. Если ты ответишь, - синие глаза полыхнули.
    -Соглашайся, он тебе не по зубам, его даже Молния Мрака не сразила! – вырвалось у девушки.
    -Тебя никто не спрашивал, - пламенеющий взгляд пронзил её насквозь.
    -Спрашивай и если я знаю ответ, я отвечу, - прозрачноглазый благоразумно последовал её совету.
    -Имя – Эрар. Я ищу его.
    -Эрар? – прозрачноглазый парень вздрогнул, словно его ударили плёткой. – Он умер, если мы говорим об одном.
    -Как давно? – на бледном лице не отразилось ни одной эмоции.
    -Сто двадцать шесть лет назад.
    -Кто убил его? – не дрогнул ни один мускул, ничего – жили только глаза, в которых то вспыхивало, то угасало жаркое и жадное пламя.
    -Ты хочешь отомстить за его смерть?
    -Повторяю – мальчик должен отвечать, а не задавать вопросы.
    -Только с твоих слов я знаю, что тебе миллионы – чем докажешь? – он разозлился. Его ошибка. Это может стоить ему жизни – и своей, и этого мира. Такое уже было – или он ничего о подобном не слышал?
    -Центр – время быстрее. Границы – и за ними – там тоже иначе.
    -Ты можешь проникать через Границы? – не сдержалась девушка.
    -Молчи. Зачем я трачу на вас время? Говори, кто убил его!
    Тут жутко стало и обладателю прозрачных глаз. Он не шутит – он не знает, что это такое. Он действительно способен на всё. Он давно плюнул на все правила – он сам их устанавливает. Над ним не властен ни один из законов, на которых держится Мирозданье – даже закон Равновесия. И если и Границы для него не преграда и он может ходить через них, когда вздумается – не он ли их нарушает? Или он что-то другое, новое, такое, с чем ещё не приходилось сталкиваться, перед чем померкнут все прежние противники – и Нечто, и Пленные, и сравнительно недавние Пожиратели – не окажутся ли они лишь частью его мощи? Может быть всё, что угодно – и главное сейчас не погибнуть, выжить, чтобы позже разобраться во всём.
    -Не знаю, - в прозрачных глазах стояла паника – и желание жить. – Он был осуждён за предательство и казнён.
    -Кто осудил?
    -Бриан, - прозрачноглазый уже собрался было объяснить, кто такой Бриан и каким боком он оказался замешан в этом, но не потребовалось.
    -Бриан? Трус и подонок?
    -Он может и подонок, но не трус! – девушку всегда трясло при одном присутствии Бриана – но этот, он много хуже!
    -Он трус. Он боится проклятья. Вы все боитесь проклятий. Вы цепляетесь за все жизни. Вы не хотите умереть окончательно. Значит, Бриан. Отлично, - губы дрогнули в улыбке.
    Теперь он знает. И позор будет смыт. Наконец-то. Та, кто была матерью, будет отомщена. Немного жаль, что он не успел найти самого Эрара – но подойдёт и его палач. Если он его выпил – в нём есть его Сила. Слабая Сила жалкого идиота, не знавшего, какие Силы растревожил и чем ему самому могло это грозить. Могло. Если бы он трусливо не сбежал в смерть.
    Теперь он знает. За несколько минут узнал больше, чем за все миллионы лет. Можно исчезать. Не из мира – он ещё последит за ними – для развлечения. Заодно узнает – кому-нибудь известно о том весьма неглупом вампире, что привёл его сюда? И весело ли будет, если они узнают?
    Он исчез. Не растворился в воздухе – просто исчез, не оставив даже примятой травы, будто его и не было. Никаких видимых эффектов, никаких заклятий – и закрался вопрос – а был ли он вовсе или только привиделся? Но остался в душе ужас – и понимание, что удалось избежать чего-то страшного, того, перед чем даже смерть покажется лёгкой прогулкой.
    -Зед, кто это был? – не сразу смог придти в себя обладатель прозрачных глаз.
    -Не знаю, - только сейчас девушка осмелилась подняться с колен. – Это. . . Это было страшно. Он мог убить нас – мне хотелось умереть! Я молила всех, кого возможно, чтобы он убил меня, только быстро, я не хотела сгнить заживо, но он сказал – и я была рада, что так! Пирез, мне страшно – он везде, теперь он всюду! Он хуже всех, он хуже всех! – её колотила истерика.
    -Успокойся! – в подобной ситуации ничего, кроме старой доброй затрещины не поможет. – Всё, успокоилась?
    Девушка, не переставая всхлипывать, кивнула. Что на неё нашло? Почему она повела себя, как слабая смертная – а не как воин, которому неведом страх? Она ведь сильная, она некромант по крови и перед ней должна пасовать смерть, а не наоборот. А тут. . . Что это вообще было?
    -Зед, ты в норме? Ты первая, кто его увидел, ты с ним долго говорила – что это? Он – человек?
    -Он. . . Пирез, он выше всего этого! Он проглотил Молнию Мрака и стал только сильнее. Ненамного – он слишком силён сам по себе, - она сама удивлялась, скольких ей стоит усилий говорить об этом, казалось, ещё чуть-чуть, всего одно неправильное слово – и вновь накатит дикая истерика, с которой ничто не поможет справиться, даже самая крепкая из затрещин, не говоря уже о заклятьях.
    -Он пришёл за Эраром, - рассуждал вслух Пирез. – Впервые сожалею о смерти врага. Если бы его не убили тогда, может и не пришлось бы гадать, что это за чудо. Он может проходить через Границу – и ему не нужна магия, чтобы покинуть Лоне.
    -Он не покинул его. Он здесь. Я чувствую, - Зед поёжилась. – Он наблюдает за нами. Мы все – развлечение для него.
    -Тогда идём, - Пирез потянул её за собой и они оба исчезли во вспышке света.
    Она не ошиблась. Он никуда не собирался уходить с этого места. Они отправились в замок на западе – надо туда наведаться. Не для того, чтобы узнать, могут ли они стать опасностью – никто не может угрожать ему. Просто так. Для развлечения. Но немного позже. Сейчас есть другие дела.
    Из пустоты, из прозрачного воздуха появилась мужская фигура, появилась так же, как исчезла – без эффектов и без магии. Она не нужна. Он выше всего этого. Он всегда одерживал только победы и уже начал уставать от того, что нет достойного соперника. Кажется, им мог бы стать Повелитель Мёртвых Душ, выпивавший миры просто так, для развлечения – бессмертный, впитавший в себя Силу иной Реальности, постепенного бессмысленного уничтожения. Но только одной – он лишь прикоснулся к краю безбрежного моря могущества той Реальности. Он не смог бы стать противником. Никогда. И ты знаешь об этом.
    Но этот мир хорош. Очень хорош. Таких, как он, мало – здесь много сильных, Сила витает в воздухе этого мира. Боги не дремлют, они ходят по земле и поклоняющиеся им имеют возможность лицезреть их во плоти. Могущественные колдуны, как те мальчик и девочка – они могут гасить и зажигать звёзды, именно из этого мира пришли те, кто изменил когда-то Междумирье. Но их Сила не стоит ничего. Он уже убивал и более могущественных, в иных Реальностях, которые одним желанием могли бы стереть в пыль весь этот мир. Он не будет поступать подобным образом. Это скучно.
    -Уходи! – ещё одна женщина?
    -Уходи сама, - он соизволил повернуть к ней лицо.
    Невысокая, хрупкая, бледное правильное лицо, чёрные волосы, серые глаза с необычным разрезом. Но только кажется женщиной. Она – сама по себе Сила, как и он, с тем лишь отличием, что он вынужден обитать в своей оболочке, она же добровольно выбрала её. Но она слабее. Она могущественна – но только в этом мире. Он уже встречал таких – вытаскивал их из миров и они растворялись. Она и есть этот мир, она его Воплощение. Но даже это не даёт ей право командовать им.
    -Ты понял, кто я. Это хорошо, - она стояла на почтительном расстоянии, словно опасаясь, что он ударит её. – Я никогда не выгоняла никого сразу – но тебе лучше уйти. Я чую в тебе Силу всех Реальностей и это пугает меня. Что ты ищешь здесь? Не только ведь того, чьё имя ты произнёс.
    Губы пришельца слегка дрогнули в усмешке. Она умна – но умные всегда глупее последних идиотов. Она думает, что у него есть ещё какая-то цель – но её нет. У него вообще нет цели. Пришлось придумать, воспользоваться памятью того идиота, чьё тело послужило вместилищем и найти себе врага. Он нашёл и не знает – преследовать ли Бриана или же осмотреться в этом мире. Который было бы весьма нелишним слегка встряхнуть. И начать можно прямо сейчас – с его Воплощения.
    -Ты не в силах изгнать меня, как никто не способен. Я убивал таких, как ты. На меня ведётся охота – но я всегда ухожу за Границу, если они досаждают мне. Если хочешь, могу убить и тебя, - пламя синих глаз жгло не хуже настоящего огня.
    -Я знаю. Потому и молю – уходи, - серые глаза были полны слёз.
    -А что я получу взамен? Совсем недавно меня уже молили о помощи и я не стал убивать их. Что ты мне можешь предложить, если я соглашусь уйти?
    -Что тебе нужно?
    -Знания. И, может быть, немного развлечений. Может выпустить здесь Нечто? – он произнёс это буднично, словно всепожирающее Нечто – самая обыкновенная вещь.
    -Ты хуже всего! – голос и взгляд переполняла паника. – Неужели ты и есть та Погибель, о которой предупреждали те, кто были до всего?
    -Погибель? – ничего подобного он ещё не слышал, хотя мог похвастаться знаниями из всех Реальностей. – Что за Погибель? Говори.
    Он не кричал, он говорил спокойно – подобной мощи вообще не свойственны эмоции. Хотя он знал, что это такое. Эмоции испытывало тело, разум того, чьим оно было когда-то – не тем, чьим оно является ныне. Максимум, что он позволял себе – сарказм и усмешки – и огонь в глазах. Сейчас он обходился без них – но женщине стало не по себе. Никогда она не испытывала страха, даже когда Нечто двигалось всепоглощающей волной она осталась каменно спокойна и позволила решать всё другим. Но не в этот момент. Он казался похожим на человека – но только она понимала, на что он похож и уже корила себя за то, что проговорилась. Он не должен был знать, не должен, не сейчас, позже, ещё не конец, Реальностям пока рано превращаться в Ничто, но она проговорилась и теперь должна держать ответ.
    Нет, лучше умереть! Но он не даст ей лёгкой смерти – она будет мучиться и всё равно признается. А если и нет – он найдёт других, кто будет более сговорчив, кто не будет ломаться, на кого будет достаточно просто взглянуть – и он выложит всё без напоминаний.
    -Когда Реальности ещё не были созданы, когда только начали воздвигаться Границы, Древние сказали – это навеки, но когда вечность подойдёт к концу, придёт Погибель. Она появится в Нигде, в самих Границах и для неё не будет пределов. Поначалу она не будет знать, кто она на самом деле – но стоит её узнать, как начнётся начало Конца, - после недолгой паузы проговорила Воплощение мира, стараясь смотреть куда угодно, только не в его лицо, не в его глаза.
    -Начало Конца, говоришь? И когда же будет конец Конца?
    -Это решать Погибели, - едва слышно проговорила она.
    Если она не ошиблась – его уже никто и ничто не остановит. Он вечен – и неуязвим. Он разрушит Границы и Реальности сольются воедино – для того, чтобы породить что-то новое и вечность для жизни начнётся сначала. Но из ныне живущих не выживет никто. Не уцелеет даже Погибель, но его предназначение не в том, чтобы дать начало чему-то новому – чтобы завершить старое.
    -Значит, ты не знаешь. Ты даже не знаешь, права ли ты, девочка.
    Зубы Воплощения заскрипели, но она смогла сдержать своё возмущение. Девочка! Ещё никто не осмеливался называть её девочкой, даже Элтаи, Сотворившее, создавший её вечность назад – а этот наглец, да как он посмел! Если ему позволено всё, если для него нет законов, если он сам по себе – он мог хотя бы понять, сколь обидно подобное обращение! Самому ему не нравится, когда его называют мальчиком – так почему должно нравиться другим!
    -Ты недовольна, - он развлекался, видя, как сжались её губы, как вспыхнули гневом глаза – как же приятно доводить до бешенства тех, кто считал себя неуязвимыми и впервые столкнулся с тем, кто ещё более неуязвим. – Ну же, скажи, что я подонок, или какое у тебя самое страшное оскорбление? Обещаю – ты только сгниёшь, я не трону твою душу, или что там у тебя вместо неё?
    -То же, что и у тебя. Моё тело – лишь видимая оболочка, я могу и скинуть её. Ты не можешь, - что на неё нашло, почему она вдруг решила так ответить – он же запросто может убить её и тогда погибнет весь этот мир!
    Но он лишь усмехнулся.
    -Твоя правда. Ты увидела это. Мало кто видел это. И потому я не буду убивать тебя, обещаю. Ты можешь понадобиться мне в будущем.
    -Если ты не будешь меня убивать, может скажешь, как тебя называют? – она сама не ожидала от себя подобной смелости, больше похожей на наглость.
    -У тела было имя и я не стал его менять. Оно всё же лучше, чем Погибель. Мать тела называла его Джаред.
    Он исчез, а Воплощение мира ещё долго стояла и смотрела на то место, где он только что был, будучи не в силах поверить в открывшееся. Вот и оно, то, чего страшились, от чего зарекались – и она, именно она разбудила его. Как она могла, почему не смолчала, она ведь не простая смертная – она могущественная Сила, как она могла проболтаться, выложить ему всё, и даже не возникло мысли – а что будет после? Но сопротивляться его пламенным глазам – нет, это выше её сил! Никто не сможет смолчать, даже Элтаи, ежели назвавшему себя Джаредом придёт в голову расспросить его подробнее. И этот допрос не будет подобен прежним, когда бывало ущемлено самолюбие Сотворившего и он выкладывал всё уже без оглядки на Равновесие – в этот раз ему придётся рассказать всё, чтобы не погибнуть и никто не знает, что может стать с Реальностью, если будет убито то, что должно воплощать её и следить, чтобы всё шло так, как должно, чтобы не нарушались законы, придуманные в тот момент, когда были воздвигнуты Границы.
    Что же делать, что теперь делать! Она разбудила зверя и ничто его не заставит уснуть вновь, он будет идти к своей цели – и не поможет даже покаяние. Её может быть поймут и простят, но сказанного не вернёшь. Всё кончено. Вечность подошла к концу. Она прошла слишком быстро. Слишком.
    Нет, постойте. Она что, расклеилась? Она, Воплощение несгибаемого мира, сумевшего выстоять и победить там, где проиграли и погибли другие – нет, она не может сдаться. Конец произойдёт не сегодня и не завтра, впереди, возможно, не одна тысяча лет и если неизбежное нельзя отменить, то надо его отсрочить на неопределённый срок. А это вполне по силам тем, чей дом в замке и если у них раньше и были разногласия, то сейчас надо забыть обо всём. Пирез давно готов повиниться ей – и настало время выслушать его и простить. Не он один виноват в произошедшем – так хватит за всё расплачиваться только ему.
    Воплощению не нужны эффекты и заклятья, чтобы перемещаться в своём мире. Одно желание - и она уже в замке, прямо перед Пирезом, успевшим собрать срочный совет, пригласив на него всех имеющих власть в этом мире, включая даже императрицу Гаудио, смертную женщину – но если решается судьба мира, как можно обойтись без неё? Присутствовали здесь и вождица орков, и король эльфов, и правитель Инсинале, покинул своё добровольное заточение даже отец Пиреза, больше ста лет пытавшийся подавить в себе ревность – вражду он уже подавил и лишь в глубине души продолжал жалеть, что не он, а Пирез правит Бардуром, что ему подчиняется нежить, что сам Кривэл вынужден жить как отшельник, не видя никого, кроме жены и даже младший сын не желает к нему заглядывать.
    -Лоне? Я удивлён, - Пирез постарался ничем не выдать своих чувств.
    -Это слишком важно, чтобы продолжать дуться друг на друга. Ты знаешь, кто это был?
    -Как раз это мы и пытаемся выяснить, - прозрачные глаза впились в серые.
    -Если я не ошиблась, он – Погибель.
    Кривэл охнул и тут же зажал рот ладонью, словно это могло уберечь от надвигающейся катастрофы.
    -Папа, ты знаешь, кто это? – осторожно спросил у него Пирез.
    -Лучше бы не знал. Джед рассказывала – Погибель то, что разрушит Границы и ввергнет Реальности в состояние, в котором они были до всего. Я не поверил, тогда было не до этого, но если Лоне права. . . Я не знаю. Его не остановить, он то, что выше магии, он неуязвим, как вестник Апокалипсиса. Только того ещё можно уничтожить, этого же нет.
    -Скажи, что это не так! – вырвалось у смертной императрицы – пусть она многого не понимает, пусть она всего лишь человек, срок жизни которого меньше столетия, но она имеет право знать, чем это может грозить её стране, её народу.
    -Это так, - ответила за Кривэла Лоне. – Но ты можешь особо не расстраиваться – у нас впереди ещё как минимум тысяча лет, пока он не начнёт совершать то, что должен.
    -А нарушенная Граница Пожирателей – может это его рук дело? – вспомнил о своём сравнительно недавнем для бессмертного столкновении с существами из иной Реальности Кривэл.
    -Он не может нарушать их – он уничтожит их разом. Иначе он не сможет. Всё сразу, всё быстро, он Погибель. Так говорили Древние, - упавшим голосом проговорила Воплощение мира.
    -Но если он такой неуязвимый и ничто не может остановить его – зачем ты вообще сказала об этом? – выпалила предводительница орков, сжимая мускулистые руки в кулаки. – Не лучше ли было, если бы мы не знали, а потом, когда всё случится, смогли бы спокойно умереть.
    -Не умереть, - подал голос Келет, король эльфов, обратив к ней изуродованное шрамами лицо. – Мы просто перестанем существовать. Но в чём-то ты права – лучше бы мы не знали об этом. Так спокойнее.
    -Лишнее знание никогда не вредило, - мысли Артона, правителя Инсинале, как всегда занимала только игра, только алчио – сегодня очередной тур регулярного чемпионата и ему необходимо присутствовать, чтобы поддержать свою любимую команду, которая проводит этот сезон не слишком здорово. – Если я ничем не могу помочь, то разрешите откланяться.
    -Тебе алчио важнее судьбы Мирозданья! – вырвалось у не любящего игру Пиреза.
    -От меня на этот раз спасенье не зависит, как и от всех вас, вместе взятых. Не только ты, Кривэл, слушал рассказы Джед – она говорила ещё много чего интересного. Если хотите узнать об этом типе, как его там. . .
    -Джаред, - машинально подсказала Лоне.
    -Об этом Джареде, то не лучше ли спросить её? Только сомневаюсь, что она станет распускать язык.
    -Это ещё почему? – Пирез был обижен подобным отношением к делу.
    -Они нас не переваривают за то, что мы когда-то лишили Икера трона, или забыли? Советую вообще не упоминать при ней об этом типе – она может наплести много чего и только напугает ещё больше, - матч должен начаться с минуты на минуту, а он не владеет Перебросом, и ещё эта дурацкая заминка!
    -Иди, фанат, только потом не плачься, что тебе, как всегда, всё докладывают в последнюю очередь, - огрызнулся прозрачноглазый парень – уж слишком его поведение смахивало на предательство и только уверенность, что Артон никогда не предаст не позволяла окончательно утвердиться в этом.
    -Не знаю насчёт этого, но в данном случае всё зависит не от твоего решения. Вы все здесь бессильны. В ваших возможностях изменить эту Реальность – но всё будет так, как решит он. Не удивлюсь, если сейчас он допрашивает кого-нибудь, чтобы знать, с чего начать, - и дверь с громким стуком захлопнулась за спиной Артона.
    Если бы он знал, насколь оказался прав. Чем-то этот Джаред, судя по рассказу Пиреза, напоминал его самого в почти забытую третью эпоху – самоуверенного, думающего, что весь мир принадлежит ему – и какое постигло горькое разочарование. Пришла беда в облике чернокожих каннибалов-ежру и мир оказался сломан, как едва не сломался и сам Артон. А Джаред – нет, он-то как раз и окажется тем, кто сможет добиться того, что задумает. Что ж, они, бывшие смертные, и так жили слишком долго, пришла пора уступить место новому. И лучше бы поскорее – надоело без конца отражать разнообразные вторжения и жить под постоянным напряжением – как бы не пришло чего-то нового, с чем справиться на этот раз не удастся. Оно пришло. Что ж, первый и все последующие ходы за тобой, Джаред.
    Так думал Артон, спешащий на стадион, а тот, кто занимал его мысли, оглядывал пламенным взором пространство вокруг себя. Как примитивно – так он решил ещё в первый свой визит сюда. В иных Реальностях иначе. Кроме Пустоты – там нет ничего и никого – лишь незримые глазом, неслышные ухом создания пересекают Ничего. Здесь же – фруктовые деревья, преимущественно вишни, персики и яблони, много хризантем и подсолнухов, которые никто никогда не вылущивает. Небольшой дом с белыми полупрозрачными стенами и покатой крышей. Здесь не изменилось ничего – Сотворившее не любит изменений. Но теперь придётся.
    -Ты? – из дома выглянула девушка с иссиня-чёрными волосами и огромными синими глазами на круглом лице – Ами, жена Элтаи, как бы дико по отношению к Силе это ни звучало. Та, из-за кого в своё время и случился Крах вечность назад, но на её счастье никто об этом не подозревает. Кроме него.
    -Где он? – слова мерно падали на землю.
    -Его нет в этом мире.
    -Он сбежал? – уголок рта слегка дёрнулся – неужели Элтаи почуял и поспешил убраться? Трус и идиот.
    -Нет. Его нет уже три дня. Я не знаю, где он. Что-то случилось у Границы. И не
    Категория: 1 конкурс прозы | Добавил: Linnan (23.04.2009)
    Просмотров: 806 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 1
    1 vellior  
    Классно! Жду еще работ!

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск
    Реклама
    Видео онлайн
    Copyright MyCorp © 2022Конструктор сайтов - uCoz